Новостные рубрики

Григорий Рапота: нам нужно объединять усилия в совместной созидательной деятельности

14:21, 3 апреля

Фото: Павел Мартинчик

Государственный секретарь Союзного государства ответил на вопросы корреспондента сайта Постоянного Комитета Союзного государства.

- Григорий Алексеевич, мой звонок застал вас в рабочем кабинете. В каком режиме вы сейчас работаете, как работают другие сотрудники Постоянного Комитета?

- Подавляющее большинство наших сотрудников работают в удаленном доступе. Такая возможность есть, все снабжены необходимыми техническими средствами. Я тоже стараюсь лишний раз личного общения себе не позволять. Но в силу того, что в моем кабинете много телефонов, позволяющих дозвониться до государственных структур и посольств, я приезжаю сюда время от времени.

Самое главное: все, что положено, делается, несмотря на сложную обстановку. Идет подготовка документов, проводятся необходимые консультации. Как это ни странно, режим удаленного доступа оказался эффективным и для карантинных мероприятий, и для работы.

- День единения народов Беларуси и России - традиционное время подведения итогов. Однако в этом году из-за вируса традиционную большую пресс-конференцию пришлось отменить. Если бы она состоялась, какие темы вы бы затронули во вступительном слове?

- Наверное, я бы говорил о том, что в рамках проекта Союзное государство, который мы реализуем больше 20 лет, у нас есть ряд достижений, которыми мы можем гордиться. Какие-то вопросы решены, особенно в социальной области, ряд серьезных вопросов в экономической сфере. Достаточно сказать, что за время существования Союзного государства в 4 раза увеличился объем товарооборота между Россией и Беларусью.

Я бы говорил, что, подводя итоги этих 20 лет на научно-практической конференции в конце прошлого года, мы были приятно удивлены числом желающих поучаствовать в обсуждении. И со стороны представителей министерств и ведомств, и со стороны общественных организаций, независимых экспертов, которые испытывали потребность высказаться.

Сказал бы, наверное, о том, что 2020 год – это год 75-летия Великой Победы. Помимо многочисленных мероприятий по линии музейной деятельности и общественных организаций, мы реализуем два крупных проекта. Первый – это Брестская крепость, где за счет бюджета Союзного государства финансируется создание музейного комплекса. Это сделает крепость еще интереснее с точки зрения изучения истории и первых героических дней войны, и с точки зрения знакомства с историей города Бреста и людей, которые в нем живут.

Второй проект – это Ржевский мемориал Советскому солдату, который в этом месяце должен быть завершен. Мы потратили на него более полутора лет. Бронзовая скульптура, создание которой финансировалось за счет союзного бюджета, - это один из самых масштабных памятников Советскому солдату не только в России, но и в мире.

Созданием Ржевского мемориала мы как бы исправляем историческую несправедливость. В том смысле, что подо Ржевом были кровопролитные затяжные бои с большим количеством жертв с советской стороны. Но солдаты, которые, отдав свои жизни, внесли огромный вклад в будущую Победу, были если не забыты, то как минимум редко упоминаемы. Мы как можем это компенсируем.

- Давайте возьмем промежуток времени поуже. Какие достижения Союзного государства вы бы отметили за прошедший с прошлого Дня единения народов год?

- Я не очень люблю слова «достижения», «прорывы». Идет кропотливая, терпеливая, порой даже нудная работа по развязыванию узлов наших взаимоотношений. А может, наоборот, по завязыванию узлов. У нас есть программы Союзного государства, какие-то из них уже завершены, мы сейчас подводим итоги. Одновременно начинается реализация новых программ в сферах медицины, сельского хозяйства, агропромышленного комплекса, высоких технологий, космоса – он постоянный предмет нашего интереса. Каждый год в процессе реализации у нас находится 10-12 союзных программ, мы к этому привыкли и воспринимаем как само собой разумеющееся. Можно ли это назвать достижением, если каждая программа дает большое количество патентов? Ведь все программы носят научно-технологический характер.

- Мне кажется, это и есть достижение...

- Давайте скромно скажем, что это плюс, это работает на развитие двух государств. Возьмем сферу образования. Шесть лет назад мы начали такую форму взаимодействия, как Форум научно-технических вузов. Сделали это как эксперимент, хотели посмотреть, насколько велика сила притяжения специалистов в этой сфере. Оказалось, это очень востребованная площадка, она уже шесть лет действует. Это достижение? Наверное, да.

Мы приняли решение о присуждении премии Союзного государства в области науки и техники. Чтобы решить все организационные вопросы и понять, что это тоже востребованная форма взаимодействия,  потребовалось около полутора лет. Сейчас мы выходим на выявление первых лауреатов 2021 года.

Недавно министры связи проводили встречу в режиме телеконференции, обсуждали вопросы упразднения роуминга на территории Союзного государства. Был очень конструктивный, очень напористый с точки зрения желания достичь конечного результата разговор. Министерства и операторы мобильной связи поставили сами себе очень жесткие сроки. Это позволяет надеяться, что к сентябрю мы этот вопрос решим. Это пока не достижение, но хороший шаг вперед.

- Это точно было бы достижение. Ведь на самоизоляции только и остается, что по телефону разговаривать.

-  Вот видите, с учетом нынешней ситуации этот вопрос имеет еще большую значимость. Еще одно направление: министерства сельского хозяйства отработали и сейчас шаг за шагом вводят единую систему информационных обменов – по качеству продукции, по движению сельхозпродукции. Это в итоге должно снять напряжение, которое существует в этой области между соответствующими организациями России и Беларуси. Встали на этот конструктивный путь - замечательно, тоже можно записать в плюс Союзному государству.

Мы завершили проект по технологическому обустройству Белорусско-Российского университета в Могилеве - тоже шаг вперед. Мы долго над этим работали, спорили, как сделать лучше. В итоге решили задачу. Но появилась другая – повысить качество образования и эффективность использования появившихся технических ресурсов.

Так, кстати, всегда происходит: одну задачу решаем, за ней появляется другая, не менее сложная. Главное, чтобы это движение вперед, эти тенденции были видны.

- А что вызвало у вас чувство разочарования, что бы вы записали в минус?

- Я бы не стал говорить о разочаровании. Конечно, есть какие-то нерешенные задачи. Например, один из итогов прошедшего года - созданы дорожные карты развития Союзного государства. По каким-то отдельным аспектам работа не завершена. Можно ли отнести в минус? Вряд ли, это рабочие моменты. Ведь в большинстве своем дорожные карты приняты, сейчас стоит задача сделать так, чтобы они работали.

Вообще, это, наверное, стандартная жизненная ситуация: о том, что получилось, говорят мало. Получилось и получилось, ради этого мы и работаем. Но есть и проблемы, нерешенные задачи, которые постепенно будут находить решения.

Конечно, печалит то, что до сих пор не решены вопросы ценообразования на нефть и газ. Понятно, что эта тема чувствительна и для России, и для Республики Беларусь, у которой нет своих энергоресурсов. И это ситуация, которая сильно омрачает отношения наших стран уже много лет.

Каждый раз находятся какие-то решения, но время от времени опять возникают вопросы. Но нерешенной задачей является то, что нет долгосрочной договоренности - не по цене, а по формуле, которая работала бы в течение 5-15 ближайших лет. Опыт таких договоренностей существует и в мире, и в России. Подписываются долгосрочные контракты, цена оговаривалась с вариациями, учитывая меняющуюся обстановку. Девальвация, изменение курсов валют, природные катаклизмы – все это можно учесть, обо всем договариваться. И то, что такой договоренности на ближайшие годы не существует, печально, потому что мы каждый год будем оказываться перед чистым листом.

- Одним из заметных трендов минувшего года стало обсуждение проекта Высокоскоростной железнодорожной магистрали, которая в перспективе может связать Азию с Европой. Вы уже не раз говорили, что проект находится на стадии обсуждения. Есть ли признаки того, что в обозримом будущем ВСМ преодолеет эту стадию и приблизится к реализации?

- Я бы не хотел делать прогнозы. Предварительная проработка вопроса показала, что все потенциальные участники заинтересованы в проекте. Когда речь идет об участке Санкт-Петербург - Псков - Минск - Варшава - Берлин - Гамбург, с разной степенью и оговорками заинтересованы очень многие структуры. Большой интерес со стороны европейских финансовых институтов, есть европейские компании-финансовые консультанты, готовые участвовать в проработке проекта. Предложена модель, предполагающая максимальное использование внебюджетных средств. Нужно провести технико-экономическое обоснование, ответить себе на вопросы о стоимости и двигаться дальше.

Вообще, мы все равно к этому придем. Сейчас мы являемся свидетелями настоящей технической революции в этой сфере, в том же Китае, который мы любим приводить в пример, построено 30 тысяч километров высокоскоростных железных дорог. Есть такие линии в Испании, в Италии, во Франции – весь мир стоит на пути перехода на высокоскоростные магистрали там, где это целесообразно. Даже такая развитая в транспортном отношении, как США, прорабатывает проект Хьюстон - Даллас, а также возможности соединения такими магистралями городов восточного побережья. И это при том, что в США протяженность железных дорог в 3,5 раза больше, чем в России.

У Союзного государства огромная территория, она требует транспортного развития.  Рано или поздно высокоскоростные магистрали у нас появятся. Чем раньше, тем лучше. Ведь это совершенно другое качество жизни людей, общения, доступа и бизнеса к точкам интереса, и граждан к историческим и культурным ценностям.

- Выступая недавно на форуме «СНГ+МИР», вы сказали, что совместная реализация масштабных проектов может помочь стать путем выхода из кризиса, перед лицом которого мы стоим, для всего постсоветского пространства. На какие еще проекты России, Беларуси и другим странам стоит обратить внимание?

- Я могу озвучить только те проекты, с которыми нам так или иначе приходится работать, так что я вряд ли смогу охватить широкий спектр. Но понятно одно: нам нужно объединять усилия в совместной созидательной деятельности. Не важно, будет ли кризис или более спокойная ситуация. Хотя чем сложнее обстановка, тем больше необходимость в совместной созидательной деятельности, я в этом абсолютно уверен.

Что это может быть за деятельность? Да все что угодно. Например, освоение Арктики – очень перспективная тема. Это вызов и для ученых, и для техников, и для медиков. Да вообще для всего человечества. В освоении Арктики готовы участвовать многие, не только Россия. Когда мы в Постоянном Комитете начали развивать эту тему, общаясь с молодыми учеными и научными учреждениями, то увидели, что у людей горят глаза, они готовы рвануть туда и начать работать хоть сейчас.

Это лишь одна из областей совместной созидательной деятельности. Дальше - транспорт, энергетика... Пожалуйста, на территории Республики Беларусь строится атомная электростанция, там работает огромное количество российских специалистов. И это прекрасный пример объединения усилий в совместной созидательной деятельности: люди должны видеть, что что-то полезное и нужное делается на их земле.

Автор: Владимир ДЕМЧЕНКО

Другие материалы в категории «Союзное государство»

Мезенцев: нет водораздела между практиками и опытом Союзного государства и практиками и опытом СНГ

09:27, 18 октября

Мезенцев про СГ и СНГ: в нашем взаимодействии мы опираемся на общую практику

15:44, 15 октября

Мезенцев: подписание 28 союзных программ определит совершенно иной уровень сплочённости Беларуси и России в экономической сфере

15:29, 15 октября

Союзные парламентарии рассмотрят опыт работы лечебно-оздоровительных учреждений по реабилитации после COVID-19

12:36, 15 октября